Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24-25 июня 2012 г.) Казань-2012



Сторінка11/21
Дата конвертації12.04.2016
Розмір5.03 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21
Глава династии Ахмеровых – Шагбаз-Гирей Измайлович (1853–1900), статский советник, кавалер орденов Святого Станислава 2-й и 3-й степеней, серебряной медали в память императора Александра III, выпускник Казанского университета, инспектор Казанской татарской учительской школы (1881–1900), инспектор татарских, башкирских и киргизских школ, почетный член Казанского губернского попечительства детских приютов, член Казанской городской комиссии первой Всеобщей переписи населения в 1897 г., награжденный медалью и благодарностью Его Императорского величества, получивший личное дворянство за труды по переписи населения.

Ш.И.Ахмеров был родом из Чистопольского уезда. В формулярном списке в графе «Из какого звания происходит» написано: из обер­офицерских детей. Его отец хорошо знал русский язык, был грамотным писарем. Шагбаз-Гирей учился в местной школе. Отличался хорошей памятью и способностями к учению. Учителя школы посоветовали родителям отдать мальчика на обучение в 1-ю Казанскую мужскую гимназию, что они и сделали. Шагбаз-Гирей начал учиться в гимназии, жить пришлось в интернате. Учился хорошо, и педагогическим советом был освобожден от платы за обучение как способный ученик, нуждающийся в материальной поддержке. Особенно отличался на уроках русского языка и литературы. Ленивые ученики из богатых семей часто просили его написать за них сочинение и платили за труд своим завтраком, который приносили из дома, разделив его пополам. Шагбаз-Гирей окончил гимназию на отлично и поступил в Казанский университет на историко-филологический факультет. В студенческие годы нужда заставила зарабатывать репетиторством. Жил, экономя на всем: в лунные ночи читал и писал, не зажигая свечей.

В 1878 г. Шагбаз-Гирей окончил полный курс Казанского университета и приказом попечителя Казанского учебного округа от 19 июля 1878 г. утвержден учителем русского языка Казанской татарской учительской школы. В то время татар, окончивших университет, было очень мало. Татарское население получало образование в основном в медресе и татарских школах, которые находились в руках духовенства. Преподавание в них велось только на татарском и арабском языках. В этих учебных заведениях русский язык не преподавался. Появилась необходимость создания учительской школы, которая готовила бы преподавателей русского языка для татарских школ. Инициаторами и создателями такой школы были Мухаммадгали Махмудов и профессор университета В.В.Радлов. Для преподавания в учительской школе были привлечены профессора и преподаватели: В.В.Радлов, Н.М.Любимов, Д.И.Адо, Каюм Насыри, Ш.Марджани, Коверзин, Н.Ф.Катанов, Ибрагим Терегулов, М.Н.Пинегин. В августе 1881 г. инспектором школы был назначен Ахмеров Шагбаз-Гирей Измайлович, который прекрасно владел татарским и русским языками.

Преподавание русского языка татарам было делом новым. Требовалось создать новую методику и учебник. Методику разработали профессор В.В.Радлов и Ахмеров Шагбаз-Гирей.

Ахмеровым была выдвинута идея гражданского воспитания татарских учителей. В «Проекте устройства для татарских учителей» им поставлена задача «ввести молодое поколение татар в круг идей русской жизни, создать связь между русским и татарским населениями на почве культурных отношений и постараться постепенно вывести учащуюся молодежь из того замкнутого круга узких религиозных воззрений и суеверий, в которых держится система обучения и воспитания в наших медресах и мектебах».

Обучение в татарской учительской школе шло хорошо. Ученики успешно овладевали русским языком, литературой и другими общеобразовательными предметами. В научной работе доцента Елабужского педагогического института Х.Х.Хакимо­ва, который изучал историю становления национального образования, отмечено, что учащиеся этой школы, оставаясь мусульманами, вполне хорошо освоили русский язык, литературу и др. предметы и по своему развитию находились на высоком уровне.

Успешному изучению русского языка способствовали мероприятия, которые проводились во внеурочное время. Так, силами учащихся школы был поставлен спектакль «Женитьба» Н.В.Гоголя на русском языке. Но у школы имелись и противники: мусульманское и христианское духовенства. Первые боялись русифицирования татар, вторые были против создания татарской интеллигенции.

В 1885 г. Шагбаз-Гирей был назначен инспектором татарских, башкирских и киргизских школ и исполнял эту обязанность до 1890 г., оставаясь на прежней работе. Стал почетным членом Казанского губернского попечительства детских приютов (с 1896 по 1898 гг.), в 1897 г. участвовал в первой Всеобщей переписи населения в качестве члена Казанской городской переписной комиссии.

В 1879 г. Шагбаз-Гирей Измайлович Ахмеров женился на дочери коллежского советника, мурзы Шагиахмета Алкина – Хадиче, которой было 18 лет. Отец Хадичи владел землей в Уфимской губернии на реке Белой, которую продал и переехал в Казань. 17-летняя дочь купца Арсаева Хусниямал стала второй женой Шагиахмета Алкина. От этого брака родилась Хадича. Она, как и ее сестра Зулейха, получила домашнее образование. Хорошо знала арабскую грамоту, Коран, могла его переводить. Но по-русски говорила очень плохо, не знала русской грамоты. Молодая Хадича Алкина была сосватана за инспектора татарской учительской школы Шагбаз-Гирея Ахмерова.

По существовавшему в то время обычаю невеста и жених не должны были видеться. Переговоры вели сваха и родители. Жених, вопреки обычаю, написал невесте письмо по-русски, где изложил свою точку зрения на брак и семейную жизнь, и просил разрешения на свидание. Хадича написала ответ по-татарски, свидание родители разрешили, и оно состоялось в театре. Невеста сидела в ложе, а жених был в партере. Они могли видеть друг друга, но разговаривать не разрешалось. Несмотря на эти обычаи, брак оказался удачным. Хадича полюбила своего мужа и уважала его. Еще до свадьбы, после переписки с женихом, Хадича решила выучить русский язык. Для этого была приглашена молодая учительница Софья Петровна Эпштейн, которая впоследствии стала подругой Хадичи и близким человеком семьи Алкиных.

В первое время после женитьбы молодые жили на казенной квартире при учительской школе. Затем они приобрели в татарской части города дом1, который в последующем был продан. В дальнейшем семья переехала в новое жилище. Большой каменный 3-этажный дом на углу Малой Проломной и Петропавловской улиц (5/16) стал родным для Ахмеровых.

Выйдя замуж за Ш.И.Ахмерова, Хадича попала в другую среду. Среди друзей и товарищей Шагбаз-Гирея Измайловича было много русских – Любимов, с которым он учился, профессор Радлов, Катанов, Пинегин и др. Как хозяйке Хадиче приходилось принимать гостей, угощать их, поддерживать разговор. Знание русского языка ей очень пригодилось. Хадича Шагиахметовна рассказывала, что она очень любила танцевать, тогда в моде была кадриль. Она приобрела большой веер, которым прикрывала свой живот, когда была беременна. Сохранилась фотография, где она держит большой черный веер.

Семья Ахмеровых была большая. Супруги родили и воспитали 7 детей: троих сыновей (Ильяса, Дауда, Юсуфа) и четырех дочерей (Маги-Парваз, Суфию, Сару, Захиду). Шагбаз-Гирей Измайлович был строгим, но справедливым отцом, сыновья его побаивались. Он не позволял им обижать сестер, даже во время игры: «Нельзя поднимать руку на женщину, это не благородно», - внушал он. Все дети получили хорошее образование, они все окончили либо гимназию, либо реальное училище. Дауд и Юсуф, окончив Петербургскую гимназию (в 1906–1912 гг. Ахмеровы жили в столице), стали студентами юридического факультета Казанского университета. Старшая дочь Маги-Парваз поступила в Мариинскую женскую гимназию в Казани, в которой учились многие девушки из интеллигентных русских семей, брала уроки музыки у пианиста Корбута1. Так как Ахмеровы жили в так называемой «татарской части» города, девочке приходилось ходить через Сенной базар. Часть мусульманской общественности была против того, чтобы женщины-татарки учились в русских школах, и среди лавочников и базарного люда нашлись такие, которые при виде маленькой гимназистки в знак протеста кидали в нее гнилые яблоки и камни. Пришлось специально нанимать извозчика, который возил ее в гимназию. Училась она хорошо и окончила учебу на серебряную медаль. Маги-Парваз стала первой татаркой в Казани, окончившей в то время гимназию, и не только первой гимназисткой, но и первым врачом-татаркой (вместе со своей сокурсницей Кутлубаевой) после окончания Высших женских курсов (Бестужевских) в Петербурге. В квартире Маги Гиреевны был организован кабинет для приема пациенток. Татарки охотно шли на прием к гинекологу-женщине. После революции она работала у профессоров Тимофеева, Сидорова, в последние годы – в родильном доме. В 1960 г. за добросовестный труд была награждена орденом Ленина.

Суфия – вторая дочь Ахмеровых хорошо владела русским и татарским языками. Умела читать по-арабски, была религиозна и знала наизусть многие молитвы. В молодости увлеклась театром и решила стать актрисой, окончила Петербургскую частную театральную студию, участвовала в спектаклях, поставленных в Казани, в дни проведения Международной промышленной выставки. В 1909 г. она вышла замуж за Шейх-Али Аскара Алиевича – создателя первой пишущей машинки с татарским шрифтом и организатора мастерской по выпуску этих машин. Супруги родили и воспитали двух дочерей (Динара Аскаровна работала врачом, была удостоена звания «Заслуженный врач ТАССР»).

Третья дочь Ахмеровых – Сара также училась в Мариинской женской гимназии и окончила ее с золотой медалью. Как и сестра Маги-Парваз, Сара поступила на Высшие женские (Бестужевские) курсы. Сара Гиреевна в молодости была религиозна, хорошо знала арабскую письменность, читала Коран. Вышла замуж за экономиста Я.М.Букшпан, который принял магометанство. Свадьба была проведена по татарским обычаям. Но получилось так, что Сара Гиреевна, живя в Москве в соседстве с ксендзем, слушала проповеди и молитвы католиков. Под их влиянием она приняла католичество. Переход Сары в другую веру очень болезненно восприняла мать Хадича Шагиахметовна. Она говорила, что Сара изменила своему народу, своей национальности. Долго не могла ее простить. Сын Ахмеровых – Ильяс окончил Казанскую реальную гимназию, затем юнкерское училище, в 1914 г. уехал на фронт, был ранен. После войны работал по хозяйственной части на рабфаке КГУ. Младший ребенок в семье Ахмеровых – Захида рано осталась без отца, ей было всего 3 года, когда Шагбаз-Гирей Измайлович скончался от острого аппендицита в возрасте 47 лет. Захида училась в Ряхинской гимназии (дом Кекина). Особенно любила уроки русского языка и литературы. Кроме учебы в гимназии она брала уроки музыки у пианиста Корбута, как и сестра Маги-Парваз. После гимназии преподавала русский язык в татарской школе. Педагогическая деятельность ей нравилась, и она считала, что это досталось ей от отца. После 1917 г. у татарского населения Казани огромной популярностью пользовалась театральная труппа «Сайяр», главным режиссером которой был Г.Кариев. Ему очень хотелось вовлечь в труппу татарскую интеллигенцию. Была приглашена на работу и Захида Ахмерова. Проба прошла удачно, у нее была хорошая дикция, а главное, молодость и желание работать. Захида Ахмерова в течение нескольких лет проработала актрисой. Здесь она познакомилась с будущим мужем – К.Тинчуриным. Они вместе играли в спектакле «Тахир и Зухра». Совместная работа сблизила их, чувства переросли в любовь. В 1920 г. они поженились. Несмотря на успешную работу на сцене, ее всегда привлекала педагогическая деятельность. Она оставила театр и поступила учиться в Восточный педагогический институт. Но в 1937 г. К.Тинчурина арестовали. Вскоре и Захиду исключили из института как жену врага народа. Жизнь ее резко изменилась, ей запретили преподавать в школе. Она с трудом устроилась в канцелярию валяльной фабрики. Захида Гиреевна была умна, образованна, интеллигентна. Умела держаться в обществе, была интересной собеседницей. Прожила она с Каримом Тинчуриным 18 счастливых лет. В Казани Захида Гиреевна работала в Суворовском училище, затем преподавала в Авиационном техникуме. Она прожила долгую жизнь. Захида Гиреевна похоронена на Татарском кладбище. Общий памятник ей и К. Тинчурину (место захоронения его в ссылке неизвестно), согласно просьбе Захиды Гиреевны, установлен через четыре года после ее смерти.

Шагбаз-Гирей Измайлович и Хадича Шагиахметовна Ахмеровы вырастили достойных детей. Для того чтобы дать детям образование и воспитание, семья временно жила в Петербурге. Через два года Хадича Шагиахметовна вернулась в Казань, т.к. управлять домом заочно стало трудно. Почти вся забота о большой семье легла на плечи Хадичи Шагиахметовны. Она была энергичной и умной женщиной, взяла управление домом в свои руки, когда опекун (человек по фамилии Лебедев) оказался недобросовестным человеком. Хадича Шагиахметовна самостоятельно вела переговоры по ремонту дома, сдавала квартиры постояльцам. Она очень любила читать, увлекалась чтением произведений Л.Н.Толстого (перевела сказки писателя на татарский язык). Любила музыку, ходила в оперный и драматический театры, покупая абонементы на 5-й ряд партера. Читала газеты, интересовалась политикой. Любила спорить с братом Саидом Шагиахметовичем о театре. Оба они страстно отстаивали своих кумиров. Хадича хорошо играла в преферанс, предпочитая играть с мужчинами.

Хадича Шагихметовна пользовалась авторитетом и доверием среди жильцов своего дома, ее знали многие, и совершенно чужие люди приходили к ней за советом. Жизненные трудности, которые постигли эту семью в годы советской власти (гибель сыновей, внука, аресты близких людей – зятьев А.А.Шей­ха-Али, К.Тинчурина, Я.М.Букшпана и т.д.), не смогли сломить дух этой женщины, она всегда оставалась примером и опорой для своих детей.

Шагбаз-Гирей Измайлович Ахмеров остался в памяти потомков как образованный, интеллигентный человек, стоявший у истоков создания педагогического образования в Казанской губернии, вложивший огромный труд в становление национального образования.


В.Ф. Богоявленский, Р.Г. Исхакова
ИСТОРИЯ КАЗАНСКОЙ МЕДИЦИНСКОЙ

ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
Терапия – это забота, уход, лечение. 1) Лечение т. н. консервативными методами: лекарствами (фармакотерапия), в т. ч. антибактери альными (химиотерапия, антибиотикотерапия) и гормональными (гормонотерапия) средствами; сыворотками и вакцинами (серо- и вакцинотерапия); различными видами ионизирующего излучения (лучевая терапия); климатическими условиями, движением, грязями, минеральными водами, массажем, электричеством и другими физическими факторами (санаторно-курортное лечение, физиотерапия, лечебная физкультура); лечебным питанием (диетоте­рапия), охлаждением (криотерапия) и т.д. 2) Внутренняя медицина, клиника внутренних болезней, основная клиническая дисциплина, изучающая т.н. внутренние болезни: причины их возникновения, механизмы развития, методы распознавания, лечения (кроме хирургического и лучевого) и предупреждения. К внутренним болезням принято относить патологию внутренних органов: кровообращения, дыхания, пищеварения, почек, крови, системы со­единительной ткани, желез внутренней секреции и обмена веществ. История терапии до ХIX в. совпадает с историей медицины в целом: на протяжении нескольких тысячелетий медицинские профессии ограничивались терапией, хирургией и акушерством.

Развитие терапевтической науки в Казани тесно связано с историей медицинского факультета Казанского университета, открытого в 1814 г. «с целью продвижения европейской науки в Сибирь и Азию». На первом этапе – в период преобладания в начале XIX в. эмпирически-клинического подхода в медицине – большой вклад в изучение «краевой патологии» (холеры и других эпидемических заболеваний) внесли первые профессора-интернисты Ф.Х.Эрдман и К.Ф.Фукс. Последний обладал энциклопедическими знаниями, выполнял культуртрегерскую функцию, составил русско-татарский словарь, пользовался непререкаемым авторитетом у коренного населения как популярный врач-целитель. Вместе со своей женой татарской писательницей Апехтиной-Фукс он выполнил ряд этнографических работ о народах Поволжья, дружил с А.С.Пушкиным и А.Гум­больдтом. Однако основателем Казанской терапевтической школы признан ученик К.Ф.Фукса профессор Н.А.Скандов­ский, автор докторской диссертации «Холера в Казани» (1832).

Второй, научный период развития медицины начался с приезда в Казань ученика С.П.Боткина профессора Н.А.Виногра­дова, основавшего в 1870 г. Общество врачей при Императорском Казанском университете. Регулярно публиковались «Дневники общества врачей в Казани». Продолжением издания последнего явился основанный в 1901 г. «Казанский медицинский журнал». Морфолого-лабораторное направление преподавания терапии развили профессора И.И.Зедерштедт и М.Ф.Субботин. Последний, в частности, впервые внедрил незыблемое правило проведения обязательных аутопсий умерших в университетской клинике.

На новый уровень преподавание отечественной терапии вывело оригинальное «Руководство к клиническим методам исследования внутренних болезней», написанное воспитанником КГУ профессором Н.И.Котовщиковым в 1880 г., которое выдержало пять изданий в Казани, Москве и Санкт-Петербурге. В уникальном приложении к «Руководству...» – «Таблицах важнейших признаков, характеризующих внутренние болезни» Н.И.Котовщиков заложил основы составления алгоритмов диагностического процесса, применяемые в современной кардиологии, пульмонологии и гастроэнтерологии.

Славные традиции индивидуального подхода к лечению пациентов продолжили в начале XX в. профессор Н.А.Засецкий (ученик В.А.Манассеина), автор клинических лекций о легочной бугорчатке и болезнях желудка, и профессор А.Н.Казем-Бек, выдающийся кардиолог, расшифровавший механизмы происхождения первого тона сердца, открывший признаки прижизненной диагностики аневризмы сердца и основавший в Казани рентгенодиагностическую службу при участии профессора А.Г.Терегулова. Значительный вклад в изучение клиники внутренних болезней внес профессор В.Ф.Орловский (ученик Ф.И.Пастернацкого), известный трудами по физиологии и лабораторной диагностике заболеваний почек, желудка, кишечника, поджелудочной железы. С 1918 г. до 1966 г., после выезда из России, В.Ф.Орловский возглавлял терапевтическую школу Краковской медицинской академии и создал энциклопедическое восьмитомное руководство по внутренним болезням.

В первой половине XX в. терапевтическая школа Казани


прославилась трудами блестящего диагноста-функционалиста профессора С.С.Зимницкого, ученика С.С.Боткина и И.П.Пав­лова, кардиолога-аритмолога профессора П.Н.Николаева, автора первой российской монографии «О порхании и мерцании предсердий», вскрывшего механизмы развития фибрилляции предсердий. Ведущим представителем отечественной школы гематологов является профессор Н.К.Горяев, разработавший и внедривший в России современный метод исследования морфологии крови, опубликовавший монографию «Клиника спленопатий».

Славная плеяда интернистов – профессора Я.К.Горяев, М.А.Хомяков, Н.А.Засецкий во главе с А.Н.Казем-Беком основали Казанское отделение общественной организации «Всероссийская Лига борьбы с туберкулезом» и на собранные благотворительные средства заложили в 1914 г. под Казанью строительство туберкулезного санатория «Каменка», тем самым в начале XX в. создав условия для радикального подхода к лечению больных туберкулезом (строительство было завершено в 1920 г.).

Современные представители Казанской терапевтической школы традиционно отличаются клинико-гуманистическим подходом к пациентам, их объединяют глубина и актуальность диагностического процесса, постоянное внедрение в практику оригинального научного подхода к профилактике и лечению внутренних заболеваний.

С организацией в 1920 г. в Казани Клинического института (ГИДУВ, с 1995 г. – Казанская медицинская академия) ряды выдающихся терапевтов пополнились знаменитыми интернистами – профессорами Р.А.Лурье, Р.И.Лепской, О.С.Радбилем, И.П.Арлеевским, Л.А.Лушниковой–Щербатенко. Клиническая фармакология утвердилась под руководством профессоров И.Е.Зимаковой, Л.Е.Зиганшиной и Д.А.Валимухаметовой; значительный вклад в витаминологию внес профессор В.Е.Анисимов. Основы современной ревматологии заложены трудами профессора З.И.Малкина, разработавшего современный алгоритм лечения больных ревматическими пороками сочетанным применением пенициллина и салицилатов (аспирина).

В наши дни казанские терапевты продолжают развивать начатые еще в XX в. разработки актуальных научных направлений: гастроэнтерологического (школа А.Г.Терегулова, И.Л.Би­лич, К.А.Маянская), кардиологического (Я.М.Милославский, А.Н.Ослопов, А.С.Галявич, И.А.Латфуллин), ревматологического (Р.Ш.Абдрахманова, И.Г.Салихов, Р.А. Хабиров, Р.М.Га­зизов, С.И.Щербатенко), эндокринологического (М.Н.Чебок­саров, В.В.Талантов, Л.И.Анчиков). В содружестве с профессором Д.М.Зубаировым, В.А.Люсовым (Москва), профессором В.З.Богоявленским проводятся активные исследования гемокагуляции и микроциркуляции при различных внутренних заболеваниях. В содружестве гигиенистом профессором Ф.Ф.Дауто­вым и терапевтом Р.Г.Биктемировой впервые заложены основы нового научного направления – эконефрологии. Своеобразная школа гельминтологов создана профессором Р.И.Хамидул­линым.

Многочисленные воспитанники Казанской медицинской терапевтической школы после успешной защиты докторских диссертаций продолжили развитие освоенных в Казани традиций, работая в других вузах России: Томске, Астрахани, Новосибирске и др. (в том числе проф. Ф.В.Арсентьев – в Твери, проф. В.Е.Анисимов – в Москве, проф. К.А.Дрягин – в Ленинграде, проф.Д.А.Утикеева – в Симферополе, проф.Р.М.Ахрем-Ахремович – в Омске и Москве, проф. И.И.Цветков – в Саратове, проф. Ш.И.Ратнер – в Хабаровске, проф. А.Г.Опарин – в Харькове и т.д.).



Н.В. Вехов, Л.Р. Камалиева
ВКЛАД Н.К. ВЕХОВА В РАЗВИТИЕ ЛЕСНОЙ НАУКИ
Николай Кузьмич Вехов, селекционер-дендролог, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, в течение нескольких лет работал в Казани и внес заметный вклад в будущее научного потенциала Татарстана. Он родился 15 мая 1887 г. в г.Вольск Саратовской губернии в купеческой семье. В возрасте 15 лет Николай лишился отца, и ему пришлось зарабатывать частными уроками. После окончания в 1904 г. Саратовского реального училища поступил в Московский сельскохозяйственный институт (МСХИ) (ныне – Московская сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева). После окончания института работал там же на кафедре лесоводства у профессора Н.С.Нестерова (до 1915 г.), а затем – помощником заведующего лесной дачей, принадлежавшей МСХИ.

В 1919 г. Николай Кузьмич был приглашен в Казанский институт сельского хозяйства и лесоводства, где работал преподавателем, одновременно заведовал Раифским учебно-опытным лесничеством, который ныне входит в состав Волжско-Камского государственного заповедника (ВКГЗ). В летнее время Николай Кузьмич выезжал сюда на учебную практику со студентами института. На этой базе Вехов организовал и проводил научно-практические мероприятия для работников лесного хозяйства региона: курсы по повышению квалификации, занятия по внедрению новой техники для ухода за культурами и лесом, посадки новых культур и т.д. Будучи уже доцентом Казанского института сельского хозяйства и лесоводства, Николай Кузьмич подготовил свою первую научную работу по наблюдениям за природой Раифской лесной дачи1.

Н.К.Вехов – один из создателей в ВКГЗ дендрария (большой коллекции красиво цветущих и декоративных древесных и кустарниковых пород), известен как селекционер и оригинатор (создатель) первых отечественных сортов чубушников («Лунный свет», «Юннат», «Обелиск», «Снежная буря» и многие другие). Среди «Веховских» сортов очень много узнаваемых с первого взгляда. Это любимый сорт многих озеленителей «Воздушный десант», напоминающий огромный и фантастический ландыш, «Комсомолец» с холодным голубовато-белым цветком, состоящим из нескольких звездочек с острыми расходящимися лучами, экзотичного вида «Ромашка», не похожего на чубушник. Последователи Н.К.Вехова продолжали эту селекционную работу, для промышленных целей были выведены новые сорта этих культур, создание которых начиналось при жизни Николая Кузьмича. Один из них получил имя «Память о Вехове» – просто бесценный сорт с точки зрения зеленого строительства.

Вехов вошел в историю российского озеленения также как один из первых создателей новых сортов сирени. Его авторству принадлежат такие сорта, как «Елена Вехова», названный в честь жены, и ряд других. Свои коллекции Вехов разместил по географическому принципу, сгруппировав их в 9 флористических разделов:

– Европа: область лесов Севера и Северо-Востока Европы, смешанных лесов (область распространения дуба черешчатого); горных лесов Средней и Южной Европы;

– Азия: Сибирская лесная область; Дальневосточная лесная область; область лесов Северной и Передней Азии; Японо-Китайско-Гималайская лесная страна;

– Северная Америка: область восточно-американских лесов; область западно-американских лесов.

В 1925 г. Николай Кузьмич Вехов был приглашен директором Лесостепной опытно-селекционной станции (ЛОСС) (Липецкая область), организованной в системе Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур (Ленинград). Здесь он продолжил начатые в Казани научные направления. Центральными в дендрологической коллекции Вехова были породы деревьев и кустарников, которые начинали почти 80 лет назад интродуцироваться в условиях лесостепи, – орехи, боярышники, шиповники, пихты, ели, лиственницы, туи, сосны, березы, дубы липы, клены, бархаты, многие другие растения. Многие из них тогда в нашей стране вводились в культуру впервые, а затем разошлись по другим хозяйствам и ботаническим садам не только страны, но и за рубеж. Это своего рода золотой запас, генофонд для будущих работ по интродукции и селекции. Благодаря усилиям Н.К.Вехова уже в первые десять лет ЛОСС по положительным результатам акклиматизационной работы заняла первое место среди дендрариев страны. По его инициативе были созданы знаменитые на весь СССР красочные экспозиции: фрутицитум, содержащий многие виды шиповника, кизильника, спиреи, барбарисов, жимолости, боярышника, различных розоцветных и др.; сквер, где размещались декоративные формы деревьев и кустарников – жасмины, гортензии, декоративные яблони, рябины, сирени и около100 названий декоративных многолетников – пионы, анемоны, ревени и др.; туйетуме с 33 формами туи западной и главными коллекциями декоративных многолетников – тюльпаны, лилии, астры, флоксы, нарциссы и др. Изучив способности различных экзотов к вегетативному размножению, Н.К.Вехов пришел к выводу, что, используя их естественные свойства, можно добиться получения дешевого посадочного материала для будущих бульваров, аллей, парков и скверов. Он рекомендовал следующие типы размножения: отводками; отделенными от материнских растений цельными органами или их частями; путем прививок; черенками в комбинации с прививками.

Заложенные Н.К.Веховым и его последователями уникальные виды древесных и кустарниковых пород в Волжско-Камском заповеднике охраняются государством и демонстрируются всем приезжим. В память о Н.К.Вехове одну из улиц небольшого поселка Садового, где расположена база заповедника и живут его сотрудники, еще в конце 1940-х гг. назвали именем профессора Вехова. Умер Николай Кузьмич Вехов 6 ноября 1956 г. в Москве.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21


База даних захищена авторським правом ©www.shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка